МЕЖДУНАРОДНЫЙ ИНФОРМАЦИОННЫЙ РЕСУРС


Интересное на сайте

Любителям авто. Портал МировойЛюбителям авто - тест драйвы, новинки автомобилей и пр.


Женский блок. Информационный портал МировойДля женщин - здоровье, семья, дети, диеты и пр.


Для мужчин. Портал МировойДля мужчинтренировки, здоровье, отношения пр.


Политика. Информационный портал МировойПолитика– новости, происшествия и пр.


Интернет. Портал МировойИнтернет– web-сайты, хостинг, домен, SEO и пр.


Туризм. Информационный портал МировойТуризм – фото, видео, путеводители, страноведение и пр.


Рыбалка и охота. Портал МировойРыбалка и охота - советы рыбакам, охота, и пр.


Спецрубрика, стань стройной. Информационный портал МировойСпецрубрикастань стройной- диеты,спорт, советы, психология и пр.


Спорт. Портал МировойСпорт– спортивные новости, клубы любителей спорта, статьи и пр.


Видео. Информационный портал МировойКино– скачать фильмы торрент, актеры, видео и пр.


Первобытный мужской инстинкт

Интересные чувства испытываешь, когда на тебя направляют оружие. Расскажу историю, которая произошла со мной и, я думаю, мои шансы выжить были 50/50. Этот случай стал для меня прививкой от страха.

Нет, конечно же, я получаю положенную дозу адреналина от экстремальных развлечений, организм работает по инструкции. Но тот запланированный, контролируемый и оплаченный страх, который приятно развлекает пресыщенных представителей среднего класса — он игрушечный.

А этот рассказ об истинном страхе и ситуации важного жизненного выбора.

Слону в армии живется непросто. Слон мало спит, ежедневно выполняет тяжелую физическую работу, и ему катастрофически не хватает килокалорий. А чувство собственного достоинства слона регулярно подвергается испытаниям.

«Слонами» называют в десантуре молодых солдат, типа «духов» в других родах войск. И формально я состоял в младшем командном составе — младший сержант это вам не рядовой! — но в неформальном мужском коллективе я был такой же слон, как и все мои друзья, переведенные 2 месяца назад из учебки в регулярные войска.

В ту ночь я служил разводящим в карауле, задача простая: вывел смену на посты, забрал уставших и замерзших часовых, на их место поставил относительно свежие кадры. Но случилось непредвиденное.

Один особо злобный дембель, отстоявший смену в парке (транспортном, разумеется), сильно негодовал, что ему приходится нести службу, а не поглощать ночью жареную картошку, как всем нормальным старослужащим. И он заставил пришедшую за ним смену проверить и принять, как положено, все пломбы на всех дверях и воротах. Это заняло лишний час при минус 25 градусах, а нам предстояло еще сменить караул на складе оружия и боеприпасов.

Все были слегка нервированы ситуацией. Но, как выяснилось, больше всех нервничал другой старослужащий — тот чувак, который ждал свою смену на посту арсенала. Он замерз, и он был истерик с неуважительным прозвищем Бидон.

От дороги до склада с калиткой в ограждении было порядка 150 метров. Мы только свернули на расчищенный от снега проход, как Бидон нас остановил:

— Всем стоять, уроды! Какого х… вы так долго! Всех урою!

— Бидон, успокойся, сейчас тебя сменим и расскажем.

— А ну всем лежать! Всем в снег! — Бидон снял с плеча автомат.

Мы остановились. Все неформальные отношения закончилась: я разводящий, смена подчиняется мне, и в случае стрельбы последующие разборки, вплоть до трибунала, будут происходить по Уставу. Но для начала надо понять, что это сейчас такое происходит. Истерика и кидание понтов или реальная угроза?

— Мужики, идем дальше.

Мы сделали еще 4 шага, а Бидон лег на снег и направил автомат в нашу сторону.

— Суки, я сказал, всем в снег!

— Смена, к бою! — три бойца за моей спиной заняли позиции.

Я остался стоять. Почему я так решил? У ситуации должна быть динамика. Вот сейчас мы все ляжем и будем лежать. До каких пор? Как после этого разруливать наше положение? Подчинившись Бидону, мы сделаем его главным. А главный здесь я, слон. И мне 18 лет.

— Смена, в случае открытия огня со стороны рядового N стрелять на поражение! Все меня слышат?

Конечно, Бидон меня тоже слышал. Я понимал, что ночью, замерзшими руками, на нервах и снегу Бидон в случае выстрела вряд ли попадет в меня со 150 метров. Но, в принципе, мог бы и попасть, поэтому я дал команду смене стрелять без моего отдельного приказа.

— Серега, успокойся! Я сейчас иду к тебе один. Ты мне отдашь оружие и вернешься в караулку. Там тепло. Но сейчас тебе важно успокоиться.

— Да пошел ты, слоняра! Лежать, я сказал! — Бидон передернул затвор.

Таким людям нельзя давать ощущение власти.Я пошел вперед. До следующего фонаря я должен был его убедить или, если хотите, переломить. Понятно, что это мальчишество, но у меня есть еще примерно 40 шагов до круга света на снегу, в котором придется лечь. А до него я могу идти вперед и взять верх. Если я сдамся, неизвестно, как поведет себя Бидон, но уж точно моя дальнейшая служба будет полна подчинения и насмешек. А, если мне удастся победить, то все будет иначе.

— Бидон, я не лягу. Ты слышал мой приказ смене? Это все не игрушки. Я не лягу. Если ты выстрелишь в меня, то сдохнешь прямо здесь. Если сделаешь, как я говорю, то через 15 минут сможешь выпить чаю в караулке. И никто ничего не узнает.

Снег скрипел под моими валенками, или это был мой страх? Ноги сделались почти ватными, тихие снежинки залетали в глаза, таяли на щеках и оплакивали мою короткую жизнь. Я шел и разговаривал с Бидоном, и ждал его ответа. Последние мои шаги перед освещенным участком были помедленнее.

— Слышишь, слоняра! Ты у меня будешь отжиматься всю ночь, понял?

Это был хороший знак. Он для себя решил, что стрелять не будет: мертвые не могут отжиматься. Я дошел до фонаря, прошел его, приблизился к ограждению. Бидон встал. Я открыл калитку, Бидон пошел навстречу и замахнулся. Я ударил раньше. Пока он вставал на ноги, прибежала вся смена. Мойдруг Саня ему еще немного добавил.

В караулке я никому ничего не рассказал, я ж обещал. Зато рассказали остальные. Наши дембеля были парни суровые, но справедливые. Командование ничего не узнало. Бидон отжимался по ночам до самого увольнения.

Лет через пять мой друг, бывший «афганец», говорил мне: «Ну какой ты, Игорь, десантник? Ты ж когда служил? Афган уже кончился, Чечня еще не началась…».

Слава Богу, я не стрелял в людей.

* * * * * * * * *

В мужском сообществе важна цельность, умение перебороть слабость и страх. Иногда это приводит к трагедиям и травмам. Но мы так устроены на химическом и социальном уровнях. Такой зов диких предков, первобытный инстинкт. Или это только социальные установки? Существует ли мужское коллективное бессознательное?

Я ничего не говорю об образе «настоящего мужчины», саблезубого супермена, агрессивного туповатого самца. Я о другом совсем. «Ботаники» тоже отвечают на некий вызов, брошенный либо кем-то, либо самому себе, и они тоже мужчины. Преодолевают и страх, и лень, и слабовольное «не могу», и предательское «я и так не самый худший». А большинство из нас все же не в крайностях живет, а в каких-то промежуточных позициях между преувеличенными образами «мачо» и «ботана». И всем нам на разных жизненных этапах приходится проверять себя. И мы считаем это нормальным мужским занятием.

И девочки тоже это делают, растут как личности. Преодоление само по себе — общечеловеческая черта, вне зависимости от пола. Но мы от девочек смелости не требуем, а от себя требуем.

Девочке не стыдно испугаться, а мальчику с определенного возраста стыдно. Вот эта потребность быть смелым, победить страх, она ведь больше мужчинам присуща. И далеко не всегда твою смелость кто-то видит, значит не во внешней оценке дело, а во внутренней.

Наш детский и юношеский опыт преодоления страха — это наш витальный ресурс. С ним нам море по колено: справился тогда, справлюсь и сейчас. Заслуженные личностные победы придают нам силы для новых битв. Возможно, нами движет многовековая привычка нести ответственность за близких, за свою стаю. Может быть, та самая потребность защищать и оберегать толкает нас проверять пределы своих возможностей?

Я в детстве любил делать то, что страшно, а что не страшно — то было неинтересно. Но откуда он берется изначально этот ресурс жизни? Какими словами и действиями воспитывается? Вот вчера парень еще боялся прыгнуть с крыши гаража в сугроб, а сегодня уже не боится. И зачем ему вообще прыгать с гаража? Потому что мы все исследователи? Зачем мальчишки детсадовского возраста пытаются превозмочь страх? И что будет, если не научатся?

Эти вопросы меня волнуют, потому что у меня сын растет. А ответа у меня нет.

ЗЫ: полтора года назад я съездил к армейскому другу Сане в гости на Урал. Познавательно вышло.

http://extra-dao.livejournal.com/20484.html

Яндекс.МетрикаРейтинг@Mail.ru